Пятница, 22.09.2017, 08:42Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените наш сайт
Всего ответов: 123

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Каталог статейКаталог статей
Главная » Статьи » Статьи о нашем образовании

Теология в Омском Университете
  Светскому теологическому образованию в России – десять лет; теологическому образованию в Омском государственном университете – десять лет. То и другое начиналось одновременно. Казалось бы, десять лет – немалый срок, чтобы теология стала привычной для общества. Тем не менее, нетрудно представить диалог, происходящий между только что зачисленным на первый курс студентом-теологом и кем-либо из его знакомых. На серию вопросов - Куда поступил? Кем будешь? Что такое теология? Кому и зачем нужны будут теологи? – легко ответить на первый вопрос; формально просто ответить и на второй вопрос – буду теологом (в самом деле, кем же еще). Два последних вопроса часто остаются без ответа. Я не первый год встречаюсь с первокурсниками по поводу курса «Введение в специальность», знаю, с какого нулевого фактически уровня приходится отталкиваться в преподавании, догадываюсь, что некоторым первокурсникам теология не видится с первого взгляда серьезной наукой. Совершенно очевидно, что эти выводы следует распространить и на все взрослое окружение наших студентов, и – логично – на большую часть нашего сегодняшнего общества. Ладно бы еще люди просто не знали о теологии, нередки, увы, случаи, когда знания их превратны и даже – враждебны. С этим приходилось сталкиваться не один раз, правда, за пределами факультета теологии и мировых культур. Эту ограниченность знаний и недоброжелательность к преподаванию теологии в светском учебном заведении можно понять: теология в системе высшего образования новейшей России одна из молодых и совершенно новых специальностей, она объявилась в государстве, формально и фактически ставшем правопреемником Советского Союза; десятилетиями в общество внедрялись принципы атеизма. Религиозные чувства считались признаком темноты и отсталости, мало совместимыми с передовым двадцатым веком. Богословие как научная дисциплина в те времена было известно весьма ограниченному кругу людей, в основном духовного звания. В России до 1917 года полное теологическое образование в светских учебных заведениях не практиковалось; в университетах были богословские кафедры, но и они периодически то открывались, то закрывались. Таким образом, теологическое образование в современной России начиналось в полном смысле слова с чистого листа. Поэтому не стоит удивляться почти тотальному неведению о теологии и теологическом образовании, каково было десять лет назад. Печально то, что общество и поныне не считает теологию полновесной научной и педагогической дисциплиной.

  И сейчас еще, к сожалению, распространено убеждение в том, что теология (по-русски — богословие) и непредвзятое научное творчество несовместимы, что ученый должен руководствоваться только критериями логики, что человеческие эмоции не участвуют в научном поиске. В ответ на такие настроения можно привести высказывание А.Эйнштейна, с позиции этих настроений абсолютно необъяснимое и даже абсурдное – «Достоевский дал мне больше, чем Гаусс» (Гаусс – известный математик). Вероятно, дело тут в том, что и Достоевский, и Гаусс – достойнейшие представители человеческой культуры, но творчество первого определялось более многообразными и более «общечеловеческими» культурными традициями, чем творчество второго. Отсюда и тот огромный эвристический потенциал, которым обладает его творчество. С другой стороны, любая попытка оценить такой феномен мировой культуры, каким был и есть Ф.М.Достоевский, без обращения к традициям богословия, (например, с позиции чистой психологии), будет не только неполной, но и извращенной.

  Попытаемся понять – кому же все-таки необходимо теологическое образование. Прежде всего – я глубоко в этом убежден – теологическое образование необходимо любому человеку, независимо от научной ориентации. Любой человек личностно в нем заинтересован, даже если он и не догадывается об этом. Затем, уже в процессе постижения теологических знаний, приобщающийся к ним человек (если это приобщение искренне) обязательно понимает, как он много мог бы личностно потерять без теологического образования. Здесь мы видим полную аналогию эстетическому воспитанию и образованию. Мы ведь не спрашиваем, кому нужно эстетическое воспитание, - ясно, что в той или иной мере оно необходимо всем. 

  Вместе с тем, нельзя забывать нигилистические крайности не очень далекого прошлого, с известным лозунгом — «Сбросим Пушкина с корабля современности». Сейчас, к счастью, в нашем обществе нет разногласий по поводу значимости эстетического воспитания и по поводу значимости Пушкина в нашей жизни. Эстетическое образование совершенно необходимо каждому и поэтому общество должно быть предельно заинтересовано в нем. Я не только надеюсь, но и уверен в том, что аналогия двух образований – эстетического и теологического – продолжится до признания теологического образования жизненно важным для нашего общества. Оно потенциально есть, говоря словами А.С.Пушкина, «залог самостояния» человека, «залог величия его». 

  Выше я написал – только после приобщения к океанически безбрежному теологическому знанию человек понимает, насколько духовно бедным он мог бы остаться без этого. Это подтверждает личный опыт наших преподавателей, которым нередко приходится слышать признания наших выпускников в том, что когда-то случайно попав «на теологию» (по недобору баллов на факультеты более престижные), они теперь благодарны судьбе за нечаянный выигрышный расклад. На пороге пост-университетской жизни становится ясным, какой сильный эмоциональный и духовный заряд был приобретен на студенческой скамье, и это, разумеется, касается не только теологии. Но теологическое образование открывает пытливому уму действительность предельно широко, дает возможность увидеть человека и его вселенную не только глазами человека, но и глазами Бога. Студенты, которые любят учиться (таких большинство) искренне говорят на пороге выпуска о том, как интересно было учиться на факультете, какой совершенно незнаемый ранее мир открывался перед ними страница за страницей. Теперь этих наших бывших студентов можно не спрашивать – кому нужно теологическое образование; оно – не просто запись в официальном документе, оно – часть жизни человека, «залог самостояния» его.

  Написав предыдущий абзац, я задумался о вещах менее возвышенных и более житейских. Кроме духовного заряда университетское образование во все времена предоставляло человеку определенную специальность и, следовательно, возможность обеспечить жизнь себе и семье. Известно, какие специальности в университете дают в этом отношении неизмеримо больше гарантий, чем теология. В основном наши выпускники ориентируются на преподавательскую работу в разного рода учебных заведениях (среди которых и высшая школа). Приходится признать, что с оплатой труда в этой сфере (особенно начинающим и особенно в средней школе) дело обстоит крайне плохо. Вечное столкновение идеалов и прозы жизни. 

  Но вернемся к вопросу – «что же такое теология как учебная дисциплина?» За десять лет теологического образования в Омском университете преподаватели и студенты освоили три варианта государственного стандарта по теологии. Первый стандарт был опубликован в 1993, он и стал основанием приема студентов на первый курс в 1994 году. Разработке этого стандарта предшествовали споры не только о том, каким быть этому стандарту, но и быть ли ему вообще, то есть нужна ли вообще теология в светском учебном заведении. Противники бакалавриата по направлению «теология» не были против изучения истории религии вообще, они были против конфессионально ориентированного изучения религии, против выделения одной конфессии как особо предпочтительной для обучения, против приглашения лиц духовного звания в университетские аудитории. Хотя в первом варианте стандарта конфессии не обозначались, но те, кто отвергал стандарт, отвергали по существу православную направленность теологического образования. Уже опубликованный стандарт вызвал волну газетных статей и дискуссий на телевидении, в которых ясно обозначились те самые и непонимание, и враждебность в отношении теологического образования, о которых говорилось выше. Говорилось и говорится о том, что введение теологии противоречит демократическим ценностям, что это – стремление ввести духовную монополию и поставить общество под идеологический диктат. Материалы этих дискуссий заинтересованно обсуждались на кафедре, и они укрепили нашего первого заведующего отделением теологии Александра Ивановича Петрова в мысли как раз совершенно определенной – необходимо усиливать православную составляющую в обучении наших студентов. Среди лекторов, которых слушали студенты, был высокопреосвященнейший владыка Феодосий (он читал курс гомилетики), а также другие представители Омско-Тарской епархии. Поэтому, когда в 2000 году был опубликован второй государственный стандарт по направлению «теология», с уже конкретно обозначенным православным блоком дисциплин, кафедра достаточно легко приступила к его осуществлению в учебном процессе. Этот стандарт продолжает действовать и сейчас для наших студентов второго – четвертого курсов. Что касается студентов первого курса, то к ним применим стандарт уже третьего поколения – по специальности «теология». Срок обучения нынешних первокурсников увеличивается до пяти лет, против четырех у бакалавров. Этот стандарт, при естественном сохранении православного блока, усиливает педагогическую направленность обучения – выпускники получат специальность «Теолог. Преподаватель теологии». 
Ситуация, сложившаяся вокруг теологии в современном обществе, естественно, накладывает отпечаток на процесс преподавания на нашем факультете. Коллектив преподавателей и сотрудников факультета видит свою задачу не только в передаче знаний, но и в определенной миссии (хочется думать, что мы отвечаем высокому смыслу этого слова). Эта миссия заключается в том, чтобы рассеять мрак невежества (приходится писать именно так, «высоким штилем»), скрывающий ясные и благородные цели теологического образования, приобщить обучающегося к высокой духовности – к Богу - через чтение Священного Писания, через изучение трудов святых отцов, через посещение, пусть и нечастого, университетского храма св. мученицы Татианы. Скажут – это малые дела. Пусть так, но за малыми делами нужно уметь видеть большие дали. В добрый час! Счастливый путь и ангела в дорогу нашему факультету! 

Зав. кафедрой истории и теории религии Ю.В.Балакин.  
ноябрь 2004 года


Категория: Статьи о нашем образовании | Добавил: ulashа (23.10.2008) | Автор: Ю. В. Балакин.
Просмотров: 1397 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 3.7/3 |
Всего комментариев: 3
3  
спасибо за интересный блог

2  
Больше...особенно сейчас, когда люди надеяться только на себя, тогда как нам все даровано, а не заслужено дано.Но такое чаще понимают тогда, когда этого лишаются.

1  
Очень хорошие слова)) теология нужна не меньше физики и экономики нашему обществу!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 |